Глава 10. Я счастлива

Глава 10. Я счастлива

Пал, пал, Вавилон великий, сделался пристанищем
всякому нечистому духу…

Откровение 18:2

Проснувшись, Мари увидела лицо спящего напротив Игоря и улыбнулась. Она взяла пёрышко от подушки и провела им по его лицу. Он начал морщиться и смешно потирать нос, потом чихнул и проснулся. Первое, что увидел, едва открыв глаза, была улыбка Марины и её озорной смех.
– Доброе утро!
– Как настроение?
– Хорошее, вроде бы, – ответила она, посмотрев на цифры, отсвечивающие зелёным у неё на запястье.
– А ну‑ка, покажи.
Мари послушно протянула ему правую руку.
– Видишь что‑нибудь?
– Ничего, что мне не нравилось бы! – ответил он с улыбкой.
– А цифры? – спросила она.
– Какие цифры?
– Да вот эти цифры! – Мари показала на номер, светившийся под кожей. – Шестерка и семь нулей! Видишь?
– Нет, какие цифры?!
– Да вот эти! Что, не видишь? – она сделала короткую паузу, словно осознала что‑то простое. – Да их же только мне видно!
– И где же твои цифры? – снова спросил Игорь.
– Да вот же! – она показала запястье.
– Если бы не знал, что это за штука, ни за что бы не поверил. Я вот чувствую, что‑то твёрдое есть, – сказал он, держа руку на её пульсе, – но чтобы числа…
– Ты его сейчас прикрыл!
– А теперь? – спросил он, зажав её запястье двумя ладонями.
– Сейчас совсем не видно.
В палату вошел доктор.
– Как вам результат?
– Налицо. А это в рублях? – спросила Мари.
– Да, – ответил доктор. – Он указывает сумму в той валюте, которой пользуется страна, где вы находитесь.
– Здорово! – радостно сказала Марина. – Игорь! У нас куча денег! Смотри! – опять сказала она, указывая на незримое ему число.
– Игорь, – обратился к нему доктор. – Марина сейчас пройдёт финальное обследование, и мы впервые испытаем всё на практике.
– А сколько это займет?
– Не больше часа. Можете здесь подождать.
Игорь посмотрел в блестящие глаза Марины и неожиданно почувствовал легкую грусть.
– Я буду на улице, – ответил он.

Парень спустился вниз. На крыльце стоял охранник. Они постояли молча минуты две.
– Сигареты не будет?
Охранник достал из кармана пачку «Мальборо», в которой оставалось две штуки.
– Я, пожалуй, тоже закурю, – присоединился он, достав последнюю и выкинув пачку.
Игорь курил молча. Радостная Марина спустилась через 40 минут и взяла его под руку. За ней пришёл доктор.
– Марина Ивановна, – обратился к ней доктор, – пока ещё очень немногие готовые точки оборудованы системой контроля, поэтому вы можете делать покупки в «Литейном», «Технологическом», у «Парка победы» и в «Выборгском». Вы не расстраивайтесь. В условия договора входит оборудование ближайшего магазина. А впрочем, вам этих денег на всю жизнь хватит! Можете всё на дом заказывать через интернет.
– Справлюсь как‑нибудь, – сказала она с улыбкой, поглаживая руку возлюбленного.
Они сели в лимузин.
– Ну, ты чего грустишь? – обратилась она к нему. Он сидел, задумчиво глядя в окно, словно перебирая в голове какие‑то сложные задачки.
– Да я не грущу, – сказал он, будто очнувшись ото сна. – Всё здорово!
Мари ущипнула любимого, он улыбнулся и поцеловал девушку. Машина остановилась, и компания отправилась в торговый центр.
– Марина Ивановна, специально для вас мы закрыли магазин и отправили продавцов отдохнуть, оставив лишь нескольких консультантов, чтобы вы в полной мере смогли насладиться шопингом. Я надеюсь, что в этом магазине вы найдете всё, что захотите, и сегодня он работает только для вас. Веселитесь и развлекайтесь, – сказал доктор и удалился, оставив Игоря и Мари в огромном здании.
– Ну и куда теперь? – спросил Игорь.
– Да куда угодно, бери тележку!

Мари начала тратить свои миллионы, правда, улетучивались они не слишком быстро. Она хватала всё подряд, так что, не успев обойти и половину первого этажа, они уже забили тележку одеждой и разными мелочами, о приобретении которых раньше и не думали. О вещах, которые были действительно нужны, Мари думать не хотелось, поэтому она покупала всякую ерунду. Особенно Игоря удивил старинный дорогой телефон. Глядя в глаза Мари в тот момент, можно было поразиться тому, как быстро росли её аппетиты и до какой степени взрослый человек может в душе оставаться ребенком. Наконец девушка устала, и они пошли в кафе, которое обслуживал единственный официант.
– Тележку оставь, всё равно никто не возьмёт.
– Чего только не бывает в жизни, – сказал Игорь, толкнув тележку вперёд, прямо к эскалатору.
– Ты что делаешь?! – воскликнула Мари.
– Всё равно никто не возьмёт! – ответил он с улыбкой.
– Я просила оставить, а не швырять, – сказала она, обижено садясь за столик.
– Да ладно, всё равно дальше на второй пойдем. А коляска эта не денется никуда.
– Здравствуйте! – поприветствовал их официант. – Что будете заказывать?
Марина открыла лежавшее на столе меню и прикрыла им своё лицо, спрятавшись от Игоря. Он смутился, но намёк понял.
– Мари, ты же знаешь, у меня со вкусом не очень, лучше я шаверму съем. Хорошо, – вздохнул он и что‑то прошептал на ухо официанту.
– Теперь я посмотрю, как плачут мужчины, – улыбнулась она.
– Да ладно, ты мне лучше скажи, как эта штука работает, ты её ощущаешь?
– Не‑а, ни капельки. Только изменения в цифрах видны.
– Н‑да, вот только как с кафе быть. Они что, с этим просвечивающим автоматом сюда вернутся? – продолжил Игорь.
Мари посмотрела на руку: со счёта сняли 2700 рублей.
– Ты что, восемь порций риса заказал?
Игорь не сразу понял, что имела в виду Мари, и ответил с небольшим опозданием.
– Ничего себе, уже отсчитали! – удивился он. – А как же чаевые?
Мари засмеялась.
– Бедные официанты, совсем без чаевых одичают! Или как‑то переводить будут.
– Только как это будет выглядеть?
– Да никак! Просто все перейдут на японскую модель обслуживания. Там официанты чаевые не берут, они включены в зарплату.
– Хм, ты не говорила, что была в Японии.
– Я там не была, мне подружка рассказывала.
– А, ясно, – Игорь почесал затылок. – Смотри‑ка, а вот и наш обед!
Официант принёс суши, которые заказал Игорь. Её лицо озарила довольная улыбка.
– А ты молодец! – сказала Мари, закончив трапезу.
Игорь улыбнулся и сказал:
– У меня есть для тебя подарок!
– Какой подарок?
– Пойдём наверх, покажу!
Они подошли к эскалатору.
– Только не подглядывай!
– Хорошо, а тележка?
– Да кому она нужна, никто её не возьмёт.
– И вправду! – заметила она, встав на лестнице впереди Игоря. Она коснулась его губ, и перестала целовать лишь тогда, когда они поднялись на самый верх. Игорь остановился, Мари смотрела на него влюблённым взглядом. Он достал повязку и завязал ей глаза.
– Это чтобы ты не подглядывала, – прошептал Игорь. – А теперь развернись.
Он резко подхватил её и сошел с эскалатора, Мари вскрикнула от неожиданности. Он вёл её за руку, обходя отделы и стеллажи.
– Пришли! – сказал он ей, наконец.
– Можно снять повязку?
– Да.
Опустив повязку с глаз, девушка увидела обручальные кольца за прилавком ювелирного отдела. В восхищении она прикрыла губы ладонями, за которыми просвечивала улыбка.
– Ты согласна?
– Да! Согласна! – воскликнула Мари, обнимая крепче и впиваясь ему в губы.
Продавец смотрел на них с улыбкой.
– Ты какое выберешь? – спросила Мари.
– Не знаю, вообще‑то, ты должна выбирать, или нет?
– У нас с тобой всё кувырком получается, обычно девушка ждёт, а мужчина втайне покупает кольцо. Но ведь я расплачиваюсь за всё, поэтому хочу, чтобы выбрал ты!
– Давай хоть с материалом определимся: золото или платина?
– Давай вон то, с камушком.
– Ты же сказала, что я выбираю!
– Да, а… Ну… А как тебе… Всё, решено, тебе вон то, с зелёным камушком. Мне с красным, тебе с зелёным, договорились?
– Упаковать? – по привычке спросил продавец.
– Нет, давай сюда, – ответил Игорь.
Игорь по‑прежнему держал Марину на руках. Они обменялись кольцами и нежно поцеловали друг друга.
– Игорь, – нежно прошептала Мари.
– Что, моя дорогая?
– Отнеси меня в мебельный отдел, – на её лице сияла улыбка. – Я там такую кровать присмотрела…

* * *

– Мы кровать испортили, а деньги почему‑то не сняли, – удивилась Мари.
– Значит не всё так идеально в этой системе!
– Да, это точно.
Оба они замолчали, глядя в глаза друг другу.
– Ты помнишь наш разговор о мечте?
– Да, ты ещё говорил, что тебе мечтать не о чем.
– А ведь я не врал тогда! Я действительно не знаю, о чём мечтать.
– А я тоже не знаю, что ещё можно пожелать. Всё сбылось в один день. Даже всё самое глупое и детское осуществилось, и теперь… Нужно снова думать, о чём мечтать!
– И мне тоже, – ободрил её Игорь.
Мари улыбнулась и крепко прижалась к нему.
– Правда же, я тебе нужна, как никто другой, как частица твоего тела, и ты готов для меня на всё?
– Правда! – ответил он, обхватив её за талию, и перевернулся на спину.
– И будешь любить меня даже в самые тяжелые моменты жизни?
– Глупая, конечно буду! – нежно ответил Игорь.
– И я буду! – сказала Мари, прижавшись к его груди.
– Помнишь, там наверху кинотеатр есть?
– Помню, а ты хочешь наверх?
– А почему бы и нет…
– Давай ещё поваляемся, а то…
– А то что?
– Ай, да ну тебя! – без осуждения пробурчала девушка.
На пути к кинотеатру они увидели у входа красивого мужчину в дорогом чёрном костюме. Выглядел он солидно, на его лице были небольшие морщины.
– Здравствуйте! – поприветствовал влюбленных мужчина, пожимая им руки. – Меня зовут Лисандро Франкенберг. В моём лице вы можете видеть отца и мать чипа, а также главу комитета ИСРНК (изменение структуры рибонуклеиновой кислоты) в России. Та штуковина, что находится у вас в руке, – полностью моё творение.
– Очень приятно, – сказал Игорь, отпуская его руку.
Лисандро продолжил.
– Сейчас, перед фильмом, у вас есть уникальная возможность получить от меня информацию по интересующим вас вопросам.
– Хорошо, – начала Мари. – Когда появится больше магазинов для покупок?
– Скоро, буквально через полгода, их число начнет расти как на дрожжах. Когда есть технология, человек волей‑неволей начинает её осваивать. Понимаете, вы, Марина, – это начало всего пути, рассчитанного на два‑три года. За этот короткий промежуток времени мы планируем подключить весь земной шар к одному чипу. Поначалу за бешеные деньги. После сегодняшней встречи к нам потянутся все миллионеры, затем и средний класс. Тем самым мы соберём весьма значительную сумму, которой хватит на подобную перестройку. Мир перейдёт на более продвинутый уровень в экономике, и мы станем открыты электронным носителям.
– Хорошо придумали! Мне миллион, а себе – остальную, пятую часть мировой прибыли. М‑да, и здесь обман. Как банально!
– Вы не понимаете, я делаю это не ради денег! Когда в обществе нет прогресса, оно деградирует. Да, при таком раскладе ровно 1 миллиард человек потеряет работу, но мы сумеем это восполнить благодаря вырученной прибыли и обеспечить людей иными рабочими местами. Возможно, это чем‑то напоминает вам коммунизм, умерший под натиском капитализма, но это совершенно не похоже ни на то, ни на другое. XXI век будет веком электроники, веком «Теслы».
– Очередной бред, – ответил Игорь.
– Увы, нет. Вы ведь знаете, что такое наноробот?
– Ну да, червь, который модернизирует тело.
– Можно и так сказать. То, что у Марины в руке, и есть этот наноробот, благодаря которому с материей можно творить безумные вещи. Например, менять естественный цвет глаз, размер груди, цвет волос. Марина, – обратился он к девушке, – скоро вы бесплатно и без помощи компьютера сможете копаться в интернете в любое удобное для вас время. Эта штука может объединить мир в одну глобальную безупречную сеть. Вы теперь безупречны, понимаете?
– Ну да, – засмеялась Мари, – пожалуй! Но мне как‑то всё равно, безупречна я или нет! Вот он знает, – она указала на Игоря, – что я не совершенство. Быть неким подобием киборга мне как‑то не очень хочется и не хотелось никогда, я вообще это, э э э… – она махнула на него рукой. – А ну вас в баню, короче! Пойдём кино смотреть! – вместе они прошли вперёд, отрывая двери кинотеатра.
Игорь был в шоке от своей невесты. Сказать такие слова напрямую учёному – это всё равно что плюнуть ему в лицо. Хотя Игорь думал, что все они занимаются пустым делом, он всё‑таки не стал бы выражать своё негативное отношение так открыто, даже под воздействием ЛСД, когда считал, что две руки и ноги – это перебор для комфортной жизни. А Марине пока вполне хватало и того, что кошелек таскать не надо. Что же касается других жизненных ситуаций, то о них она не задумывалась, откладывая на потом. Они быстро дошли до кинотеатра. Фильм начался и Игорь задремал. Его разбудил локоть Мари.

«… воздействие магнитного поля не позволит злоумышленнику затеряться или скрыться. На данный момент магнитные поля действуют только на мягких почвах, так как датчики нечувствительны к сигналам от камней. Однако этого вполне достаточно, чтобы обеспечить безопасность жителям городов. Все результаты передаются из центра на периферию…»

Содержание фильма вновь усыпило Игоря.

– Шеф! Мне их запускать? – спросил подчиненный у Лисандро.
– Да, уже можно, – одобрительно кивнул он.
Помещение торгового центра мигом заполнилось репортёрами, полиция не в состоянии была сдерживать натиск людей, желавших посмотреть на счастливчиков. Первый и второй этажи были битком забиты людьми. На третий этаж поднимались только аккредитованные журналисты.
Когда Игорь с Мариной вышли из кинотеатра, им в глаза ударил свет десятков прожекторов и сотен вспышек фотоаппаратов, репортёры тыкали в лицо своими микрофонами, сверху за происходящим следила огромная видеокамера. Игорь морщился и протирал лицо, крепко ухватившись за Мари, а она стояла с улыбкой во весь рот, и сердце её бешено колотилось. Сверху к ним на каком‑то подобии крана спустился репортер с первого канала.
– Марина, ответьте всего на один вопрос, – сказал ведущий.
– Какой? – спросила Мари.
– Как вы себя чувствуете?
Мари глубоко вдохнула. Посмотрела на сморщившееся от вспышек фотокамер лицо жениха, готового разорвать на клочки всех журналистов в мире, и с радостью сказала:
– Я счастлива! – и её искренняя улыбка в один миг очаровала всех телезрителей.
Публика была в шоке от нестандартной программы, а Лисандро аплодировал. Концерт начался прямо внутри здания, на втором этаже, куда занесли аппаратуру во время кинопоказа.

Цель, поставленная компанией, была достигнута – в новостях за рубежом показали самую нестандартную концертную программу. «Возрождение Вавилона» било все рекорды популярности.

*И народ загорелся идеей.

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию