Глава 18. Встать, суд идёт!

Глава 18. Встать, суд идёт!

На ложе моем ночью искала я того, которого любит душа моя, искала его и не нашла его.
Песнь песней 3:1

Игорь проснулся в бодром расположении духа. Он был уверен в том, что выиграет судебное дело. Приведя себя в порядок, он умылся, причесался и положил расческу на полку, рядом со свадебной фотографией. Посмотрел на Мари, улыбавшуюся и радовавшуюся жизни.
– Они у меня за всё ответят! – сказал он вслух и поцеловал фотографию. Немного постоял в задумчивости и вышел из дома.
Около здания суда скопилось много людей, выступавших в поддержку Игоря. Среди них были как простые рабочие, так и достаточно обеспеченные и известные люди. Его немного удивил и порадовал такой интерес. Любопытства ради, он подошел поближе к одному шоумену и спросил:
– Здравствуйте, а что вы тут забыли?
– Я выступаю в защиту пророка в своём отечестве!
– Что это значит?
– А то, что до тех пор, пока среди людей есть тот, кто всегда будет против, Латунский обречён на провал.
– Латунский?! – переспросил Игорь и после короткого раздумья развернулся и пошёл в здание суда.
– Вы что, Булгакова не читали?
– Читал, – ответил Игорь и пошёл дальше.
За его спиной заиграла знакомая музыка – это были ребята, у которых он когда‑то брал интервью. Теперь они играли, чтобы его поддержать. Игорь расплылся в улыбке и уверенным шагом двинулся вперёд. Музыка продолжала играть, мужчина различил первые слова песни:
«Я работаю, тружусь, у меня семья, жизнь идёт, как обычно, но сегодня я…»
– Заткнитесь, иначе мы применим силу! – кричал майор милиции.
– Чувствую себя непривычно, Фельетон обманут системой, – донеслось до Игоря, он не обернулся, но услышал, как за спиной начиналась потасовка.
По пути его встретил адвокат и проводил к залу заседаний. Напротив расположился Тимур, разговаривавший с адвокатом. Оглядев всех присутствующих, Игорь сделал глоток воды и услышал:
– Встать, суд идёт!
Все встали. В зал вошёл судья – полный неуклюжий мужчина в очках. Сев на своё место, он разрешил сделать это и остальным. Процесс начался.
Истец – Соловьёв Игорь Геннадьевич.
Ответчик – заместитель Лисандро Франкенберга, Загитов Тимур Васильевич.
– Лисандро Франкенберг обвиняется в распространении продукции, приносящей тяжкий вред здоровью. В ходе предварительного расследования установлено, что вышеназванный глава компании «Возрождение Вавилона» принял решение о распространении продукции, прошедшей недостаточную проверку, вследствие которого здоровью жены потерпевшего, Соловьёва Игоря, Соловьёвой Марине Ивановне, был причинен тяжкий вред. Органами предварительного следствия данному лицу предъявлено исковое заявление о запрете распространения продукции, предусмотренном в ст. 4 п. 1 и п. 2. и ст. 7 Закона «О защите прав потребителей». Уважаемые стороны, есть ли у вас ходатайства?
Адвокат Игоря встал и обратился к суду:
– Уважаемый суд, прошу приобщить к материалам дела доказательства, – он протянул судье медицинское заключение с вложенными фотографиями пострадавшей.

В это время Мари лежала на кушетке и зубами выдавливала гной из указательного пальца. Тело её ныло, каждый из многочисленных нарывов приносил невыносимую боль. Она боялась, что лишится пальцев рук до того, как увидит Игоря и не сможет его коснуться. Панариций не давал ей лежать спокойно, а без снотворного спать она не могла. Держа один палец левой руки во рту, а правую ладонь в солевом растворе, она чувствовала себя прокаженной, беспомощной нищенкой, женщиной, которая никогда не следила за собой. Глядя на свои распухшие, выступающие вены на руках, ужасалась собственной уродливости, боясь показать себя кому бы то ни было, и сожалела о том, что с ней случилось.
«Как я уродлива», – говорила себе Мари, глядя в зеркало, что специально попросила поставить напротив, назло себе. Вынув палец изо рта, она протянула руку к челке и несильно дёрнула. В кулаке осталась прядь поседевших, тусклых, спутанных волос. Она ждала мужа с сильной обидой и ненавистью за то, что он передал ей эту чашу. Но Игоря рядом не было. Им управляло чувство вины и желание оправдаться. Без оправдания он не хотел возвращаться к больной жене. «Где же ты, Игорь, – говорила она сама с собой, – почему тебя нет рядом, когда ты мне нужен больше всего на свете? Я дура. Разве я ему теперь нужна, разве он хочет меня видеть? Сволочь, может, думаешь, что я уже умерла?! Стоп! Не думай об этом, ведь он говорил, что любит, что не оставит. Ведь ты меня не оставишь, да, Игорь?»

Судья просмотрел фотографии и обратился к представителю Игоря.
– Вы утверждаете, что установление калькулятора повлекло за собой развитие у Марии болезни, вследствие которой она находится на грани жизни и смерти?
– Именно так. Уважаемый суд, компания «Возрождение Вавилона» представляет угрозу современному обществу, так как поставляет на рынок продукт массового использования, недостаточно проверенный на совместимость с организмом человека. Мой клиент желает остановить распространение продукции, именуемой «калькулятор», и проверить её качество.
Судья кивнул, поправил очки и обратился к Тимуру.
– Что вы можете ответить в защиту компании?
Тимур встал и обратился к суду.
– Уважаемый суд, я хочу попросить прощения за своего начальника, Лисандро Франкенберга. Он отсутствует в связи с неблагоприятным состоянием здоровья.
– Вы в курсе, что вторая неявка в суд влечёт за собой уголовную ответственность? – обратился к нему судья.
– Да, уважаемый суд, он оповещён об этом. Позвольте мне выступить в качестве его представителя и представить ходатайства в защиту компании, – он передал судебному приставу папку.
Судья протёр очки и внимательно просмотрел бумаги.
– Гепатит С, сложная форма наркозависимости, беспорядочные связи, – пробурчал про себя судья. – Что вы ответите нам как врач? – обратился он к Тимуру.
– У Марины острая, быстро прогрессирующая форма заражения крови и фурункулёз, вызванный послеродовыми осложнениями, депрессией и слабыми иммунными силами организма. Нельзя также отрицать, что случай Марины не феноменальный, однако он не является следствием несовместимости с «чипом». «Калькулятор», или ИСРНК, регулярно и неоднократно подвергался проверке органами спецслужб и в дополнительной проверке не нуждается. Однако, уважаемый суд, при вашем решении о дополнительной проверке он будет немедленно ей подвергнут. Укор компании в проведении недостаточной проверки не является истинно верным, так как ИСРНК получил подтверждение качества лицензией ФСБ, полученной ещё три года назад. Поэтому обвинение в злоупотреблении своим добрым именем для компании является клеветой.
Судья кивнул, почесал подбородок.
– Почему вы так уверены в том, что болезнь Марины вызвана не «калькулятором»?
Тимур кашлянул.
– Уважаемый суд, у меня есть подтверждение тому, что чип неоднократно подключали множеству людей, прежде чем выпустить его на рынок. Это проходило под строжайшим контролем спецслужб и комитета при ООН. Первым человеком, подключенным к системе, был ответчик по этому делу, Лисандро Франкенберг, он же – автор программы «Возрождение Вавилона». Это произошло ещё в 2000 году. С ним и сейчас всё в порядке.
– Почему же вы сами не подключились? – спросил судья.
– Потому что это не сетевой маркетинг, и компания не обязана предоставлять сотрудникам предприятия продукцию бесплатно. Однако я также буду подключён к «Вавилону» после снижения цен на программу.
– Да, пока она дорогая, – согласился судья и спросил: – Когда цена будет снижена?
– Когда государственная казна будет заполнена, ваша честь. Это принцип домино: вначале всё самое лучшее первым, потом остальным. Те же сотовые телефоны вначале стоили громадных денег, теперь же доступны всем. Компания «Возрождение Вавилона» не коммерческая, налоги, взимаемые государством, составляют 90 % прибыли. Уважаемый суд, «Возрождение Вавилона» прежде всего является рекламной маркой государства как системы. Фактически она даже не развивается как компания, так как не является таковой.
– Зачем вы мне говорите всё это? – спросил судья, протирая очки.
– Уважаемый суд, мы ставим вас в известность о деятельности компании, чтобы в дальнейшем не возникло повторных вопросов. Лисандро Франкенберг явится к следующему заседанию с остальными ходатайствами по данному делу. Я закончил.
– Хорошо, прошу вас сесть, – ответил он Тимуру и обратился к Игорю: – Что вами движет, Игорь?
Мужчина встал.
– Я просто не хочу, чтобы люди страдали, как Мари, из‑за чьих‑то ошибок.
– Можете сесть, – сказал он Игорю и обратился к Тимуру: – Я прочитал договор, заключённый с Мариной, и не совсем понимаю один пункт. Почему такая компания, как ваша, перед заключением контракта спрашивает людей об их вере?
– Уважаемый суд, всем известно, что чип ИСРНК устанавливается на правую руку и в межбровье, что позволяет ему сберегать энергию и подпитывает его, как батарея. Эта идея слово в слово перекликается с «Книгой Откровения», или пророчеством Иоанна. Оно звучит так: «И он сделает то, что всем, и малым, и великим, богатым и бедным, нельзя будет ни покупать, ни продавать, если не будет положено начертание на правую руку и чело, и никому нельзя будет ни продавать, ни покупать, не имея этой печати». И если применять это определение, то можно сделать абсурдный вывод, что мой начальник – антихрист. Кому нужна такая слава? Вот поэтому в договоре и прописан данный пункт. Мы ничего не хотим навязывать против воли. Тем более свои атеистические взгляды верующему человеку, потому что это может задеть его чувства, а также убеждения других людей.
Судья в недоумении обратился к Игорю.
– Вы так же думаете? Вы считаете Священное Писание правдой?
– Да, уважаемый суд, я так считаю. Не потому, что я православный, или католик, или, того хуже, свидетель Иеговы! Нет, я не сектант, но я верю в то, что я вижу. И у меня невольно возникает вопрос: «Неужели это правда?» Поверьте, если бы не эти совпадения, то я бы не осмелился судиться, но я знаю, что прав. Всё совпадает слово в слово! Даже про язвы написано: «И сделались жестокие и отвратительные гнойные раны на людях, поклоняющихся образу зверя и числу имени его». Это в точности совпадает с моими переживаниями, неужели вы не видите, что происходит на наших глазах!
Судья улыбнулся.
– Я вижу, что вы зациклились на этом. Впрочем, в вашем случае это неудивительно после пережитого шока. Я подумаю над вашими словами. Дальнейшее рассмотрение дела переносится на завтра. Придёт владелец компании «Возрождение Вавилона», и тогда станет ясно: нехристь он или обычный человек. На сегодня заседание закончено.
Присутствующие встали, с ними поднялся и Игорь. Он понимал, что нужно зайти в больницу, навестить Мари, но без результата он не хотел ей показываться, поэтому пошел в бар, где и провёл всю ночь.
Ночью Мари никак не могла уснуть, ждала Игоря и спрашивала о нём врачей, в то время как он в одиночестве сидел за барной стойкой и думал о завтрашнем заседании. Он так жаждал мести, что чуть не позабыл о том, что в больнице его ждёт жена, которую он не навещал уже неделю.

*Лисандро Франкенберг был готов к суду, он знал, что его ждёт, и не боялся этого.

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию