Глава 4. Я ничего не хочу

Глава 4. Я ничего не хочу

Я возьму у тебя язвою утеху очей твоих;
но ты не сетуй и не плачь…

Иезекииль 24:16

Спустя месяц Игорь начал замечать, что Мари периодически оставляет у него свои вещи. Вторая зубная щётка давно перестала мозолить глаза. В его квартире прописались её нижнее бельё и косметика. Он решил ей позвонить, чтобы проверить свои догадки, но долго не мог найти телефон. Перерыв всю квартиру, он наконец‑то его нашёл в кармане куртки. Набирая номер, он увидел на тумбочке извещение, в котором было сказано, что ему пришла посылка из Индии. «Может, от Бена?» – подумал Игорь и набрал Мари.
– Привет! Ты на работе?
– Да. Привет! Что‑то случилось?
– Да так, ничего страшного. Мне посылка из Индии пришла, пойдём её получать?
– Это от Бена?
– Наверное. Здесь не указано.
– Слушай, может, один сходишь, я сегодня снова у тебя останусь и чего‑нибудь приготовлю.
– Славно, – ответил Игорь.
Пару часов спустя посылка была в руках. Как только он её получил, то собрался сразу же открыть, но передумал. «Вдруг там что‑нибудь вроде „Камасутры“ или какой‑нибудь подобной фигни?! Бен же горазд на такие приколы. Надо открыть её вместе с Мари, она это наверняка оценит». Игорь вернулся домой, где Мари, как и обещала, готовила ужин. Он поцеловал её в щёку.
– Что в посылке?
– Не знаю, я ещё не открывал. Вместе посмотрим?
– Если это какой‑нибудь подарок от Бена, тогда, может быть, мы откроем его за ужином?
– По‑моему, классная идея! Бена уже месяц не было! По‑любому там что‑нибудь крутое и экзотическое!
– Обожаю экзотику.
За вкусным ужином они шутили и острили на тему посылки. Покончив с едой, Игорь разлил вино по бокалам и вскрыл коробку. В ней была урна с пеплом и конверт с письмом и ещё одним конвертом поменьше.

«Здравствуйте, Игорь!
Меня зовут Энн Корнел. Я занимаюсь исследованием храмов вблизи города Сагара. С Беном познакомилась в Дели, он собирался возвращаться в Россию, а я только приехала. Мы разговорились, он решил поехать со мной в Сагар. Думал, что в этих храмах туги посвящали себя Кали – богине смерти и разрушения. Меня поразили его познания, но почему он интересовался смертью, я не подумала. Мы провели с ним в Сагаре две недели. Мои исследования подходили к концу, мы собирались вернуться в Дели. За пару дней до отъезда я нашла его в храме, мёртвым. Он вскрыл себе вены. Помимо тела я нашла там две записки, одна из них предназначалась мне. В ней он просил меня о кремации его тела. Вторая записка предназначалась Вам.
Выражаю Вам свои глубочайшие соболезнования.
Энн Корнел.


P. S. Простите, что Вам пришлось узнать об этом таким образом».

Когда Игорь дочитал её письмо, он оцепенел, и время замедлило ход. Ему предстояло ещё прочесть второе, как вдруг он заметил, что рядом нет Мари. Игорь тяжело вздохнул. Из ванной было слышно, как её рвало.
Она стояла на коленях, наклонив голову над унитазом.
– Милая, прости, я же не знал, что в этой посылке.
– Ничего, – ответила она отплёвываясь. – Это ты извини, я же медик, и не такое видела.
– Да, я… – Игорь говорил тяжело дыша. – Мари, я правда не знал, что там!
Мари поднялась и обняла его.
– Успокойся, Игорь. Такое случается.
На глазах Игоря выступили слёзы. Он вздохнул и крепко её обнял.
– Милая, мне нужно прочесть второе письмо.
– Да, конечно.
Игорь направился в гостиную.
– Игорь! – Он обернулся. – Может, крепкого чаю заварить?
– Да, пожалуй, – через короткую паузу ответил он.

«Привет, Игорь.
Знаешь, я в последнее время много думаю и о многом. Может, это, конечно, лишнее, но реально, мне не хочется ждать ещё лет пять или семь. Не то чтобы я был болен раком или СПИДом, нет, просто я и так уже давно об этом думаю, и рано или поздно оно так и закончится. Так что, не думай лишнего. Хм‑м… Вот ты уже и надумал себе всякого. Короче, это не первое письмо, что пишу, но я не хочу тебя грузить, так что давай сразу перейдём к делу.
Помнишь, я фантазировал о том, как мой прах пролетает над головами сотен ублюдков во время какого‑нибудь праздника. Как он оседает на их ни о чём не подозревающие головы. Как путается в их волосах. Так вот, я думаю самое время сделать эти фантазии реальностью.
Игорь, ты мой лучший друг, который у меня когда‑либо был. Никто не слушал мои бредни с таким удовольствием, как это делал ты. Так вот, слушай, если я не ошибся в расчётах, то скоро будет 9 мая. Не откажи старику, по старой дружбе…
Лучшему другу от Бена.

P. S. Знаешь, я же тут увлёкся поэзией. Зацени!

* * *

Не убегал я никогда от срама,
Был слишком поглощён тобою, кама.
Всегда желал я только бхога.
Ввысь лез по сутре и не видел Бога.
Совета я просил, Авидья отказала.
Мне показалось, что она сказала:
– Мокша ответит на все твои вопросы.
Я к ней, и нет её, но лишь Ракшасы.

Сказал он мне, смотря в глаза превратно:
– Будь здесь, мне общество твоё весьма приятно».

– В этом письме он просит меня о том, чтобы развеять его прах на головы прохожих.
– Он что, больной?!
– Нет, но была у него пара странностей, как у всех!
– Ты хоть представляешь себе, как это будет выглядеть? Мы что, в метро должны спуститься и там прах раскидывать?
– Нет, Бен всё продумал, я так понимаю, он имеет в виду Дворцовую площадь. Там всегда в праздники тысячи людей собирается. Если рассыпать пепел с крыши, то ветер с Невы разнесёт его по всей площади.
– И как ты планируешь забраться на одну из крыш у Дворцовой?
– У меня есть ключ и пропуск. Бен оставил. Как‑то раз он поймал меня на «слабо», в итоге я проиграл, и мы забрались на крышу Главного штаба. Сидели там и пили пиво.
– Пипец. Крутой был этот Бен!
– Он бы тебе понравился! Правда! Так как, ты составишь мне компанию?
– А как же! Когда ещё мне представится возможность посидеть на крыше Главного штаба.
– Отлично.

На Дворцовой набережной собралось множество желающих посмотреть бесплатный концерт. Звёзды исполняли свои хиты, толпа ликовала, не обращая внимания на фонограммы, и радовалась празднику. На крыше трехэтажного дома стояли двое: Игорь и Мари. Она держала сосуд с прахом. Игорь ждал сильного порыва ветра.
– Пора! – сказал он девушке.
Она сняла крышку, ветер подхватил прах Бена и разнес его над петербургскими улицами.

Девушка обняла Игоря, они присели и стали наслаждаться видом. Им было приятно сидеть на одной из крыш в центре города и любоваться красотами Северной столицы. Отсюда открывался шикарный вид на Эрмитаж и разводные мосты. Через некоторое время начался салют.
– Тебе нравится?
Мари кивнула, и ветер разметал её волосы. Она куталась в плащ, которым поделился с ней Игорь. Чувство, которое она испытывала, эти порхающие бабочки в животе, можно было назвать счастьем. Если бы Игорь спросил её: «Что такое счастье?», она искренне ответила бы: «Счастье – это сейчас!». Как жаль, что его мысли были не рядом, а где‑то вдалеке, вместе с ветром, рассеявшим скорбь о Бене.
– Никто мне ещё не дарил таких вечеров, как ты.
– Заметь, я особо не старался. Просто сделал то, о чём меня давно просили.
– Ты сделал многое другое. Открыл мне мир, который лучше любого наркотика. А сам его ещё не увидел. Спасибо тебе за то, что ты есть, – сказала Мари, положив голову ему на плечо.

Домой они пришли поздно. Игорь был настолько уставшим, что сразу вырубился. Марина долго ворочалась, но так и не смогла уснуть. Лунный свет проникал в комнату, создавая на полу причудливые образы. Присев на подоконник, она тихо включила радио и закурила. За окном на скамейке возле памятника Пушкину сидел пьяный мужчина, он напевал какую‑то песню. Возле него накручивал круги какой‑то парень. Потом подсел, прошептал что‑то ему на ухо, и они поцеловались.
«Педики», – подумала Мари.
Запах сигарет потревожил сон Игоря, он стал вертеться и искать Марину. Ощупав рукой половину кровати и не найдя рядом девушки, парень открыл глаза. Она сидела на подоконнике, свесив одну ногу вниз.
– Ты чего не спишь? – спросил её Игорь чуть слышно.
– Не спится, – ответила она после короткой паузы, – всякий бред в голову лезет.
– Ты же вроде не курила! – заметил он.
– Только в такие ночи, когда смотришь на луну, ты просто не можешь без сигареты, чувствуешь, что чего‑то недостаёт, – сказала она, сделав ещё одну затяжку. – При луне без табака никуда.
– Да брось ты, иди ко мне, успокоишься.
Девушка не шелохнулась.
– А у тебя такое бывает?
– В смысле, бессонница?
– Да.
– Редко.
– А у меня в каждую луну, как в книге у Булгакова. Так что привыкай!
Они умолкли. Из темноты едва слышно доносились звуки радиоприёмника: «Зайдите на наш сайт, и мы исполним ваши мечты…»
– Чего бы ты хотела? – нарушил молчание Игорь.
Мари пожала плечами, не желая отвечать на вопрос.
– Я тоже не знаю, чего ещё мне желать? О квартире в Питере многие и не мечтают, а у меня она есть, машина – есть, одеваюсь со вкусом, встречаюсь с красавицей, – Мари улыбнулась, – У меня есть всё! Какие‑то печальные черти мне это предлагают, а я уже всё имею! От миллиона я бы не отказался, но, в принципе, он мне ни к чему.
Марина повернулась к нему лицом. Без линз она выглядела естественно и просто прекрасно. Девушка смотрела на него влюблённым глазами и ждала признания. Однако он не замечал переполнявшей её любви и не проявлял той взаимности, на которую Мари так надеялась.
– Кинь мне подушку.
– Зачем?
– Ну кинь! – настаивала девушка.
– Держи, – сказал он, бросив подушку ей в руки. Поймав предмет, Мари резко нанесла ей сокрушительный удар по Игорю, сопроводив его азартным смехом. Он был ошарашен таким поведением.
– Ну я тебе сейчас отомщу, – протянул он с угрозой. Между ними началась битва, сопровождаемая весёлым смехом. Это продолжалось довольно долго. Мари стояла, а Игорь сидел на корточках. Вдруг он схватил её за ноги и затащил на кровать. Она перевернулась на спину и ударила его по голове подушкой, да так сильно, что он ударился лбом о её плечо. Марина согнулась и завизжала от боли. Игорь смеялся над ней, а она качала головой в разные стороны, улыбалась, но не могла смеяться.
– А ведь ты сама виновата – сама полезла, сама и получила, – поддразнил её он, начав успокаивать. – Тихо‑тихо, я поцелую и всё пройдёт, – прошептал и поцеловал её руку. Она взяла ладонь Игоря и прижала её к своей груди, чтобы он почувствовал биение её сердца. Игорь поднял голову, поцеловал и хотел совершить то, что принято называть «супружеским долгом». Но Мари отстранилась.
– Что‑то не так? – спросил он, как будто расстроившись.
– Нет, просто не сейчас, – ответила девушка.
Он прижал её к своей груди, его ладонь по‑прежнему чувствовала биение сердца.
– Ты так и не сказала мне, чего ты хочешь, – продолжил он забытую тему.
Она прижалась головой к его груди. Ей хотелось остаться в этом состоянии: чувствовать его заботу, слышать любимый голос и наблюдать за тем, как он, в свою очередь, внимательно, не перебивая, слушает её. Она с трудом верила в то, что её девичьи мечты осуществляются.
– Сейчас я ничего не хочу, – промолвила девушка, многозначительно улыбнувшись и посмотрев куда‑то вдаль.

*До шоу оставалось 2 недели.

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию