Глава 6. Взаимно

Глава 6. Взаимно

И сказал Господь Бог змею… И вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту.
Бытие 3. 4–5

На следующее утро Игорь почувствовал, как тёплая рука Марины коснулась его лица, и открыл глаза.
– Игорь…
– М‑м‑м…
– Вставай, милый, – настаивала девушка, продолжая гладить его по лицу.
– Милая! – улыбнулся он, – Тебе кошмары больше не снились?
– Нет, не снились.
– А что снилось?
– Уже не помню, но что‑то очень хорошее, – заключила она, сияя от радости.
– Ты умничка.
Мари лежала и рассматривала его. Он был небрит, щетина покрывала лицо. Дотронувшись до него рукой, она почувствовала, как колются волоски. Он улыбнулся, кончиком носа коснулся её маленького носика, создавая приятное трение.
– Ты меня не бросишь? – спросила она наивно.
– Не брошу!
– Никогда‑никогда?
– Никогда‑никогда! – ответил он, обнимая и прижимая девушку к себе. – Давай ещё немного поспим.
Мари широко улыбнулась и обняла его.

Прошло полтора месяца. Некоторые привычки Игоря стали сильно тяготить Марину, особенно растительное масло, которое он по привычке убирал в холодильник, а не в шкаф. Эта мелочь так её раздражала, что во время обеда она сделала ему замечание:
– Ты можешь не убирать масло в холодильник!!!
– Да помню я, масло должно лежать в том шкафу! – ответил он сердито.
Мари промолчала. После еды Игорь подошёл к шкафу, собираясь переложить туда масло. Открыв дверцу, он вдруг вспомнил, что хотел задать Марине один вопрос:
– Ты не хочешь сегодня в бильярд сходить?
– Не, нет желания, – ответила она.
– А жаль, сегодня как раз дешевле, – сказал он и не заметил, что открыл дверцу холодильника, а рука автоматически поставила масло на привычное место.
– Игорь!!! Ты издеваешься надо мной, да?! Сколько тебе нужно повторять, что масло нужно ставить в шкаф, а не в холодильник!
Игорь сжал руку в кулак, стукнул по столу.
– Да плевал я на него! Какая разница, где оно лежит!!! Блин, достала уже, ты ещё не хозяйка здесь, чтобы моим маслом распоряжаться!
Марина не нашла слов, чтобы ему ответить. В обиде она встала, пошла в ванную и заперла за собой дверь. Игорь тут же почувствовал укол вины.
– Прости, Мари! Ну дурак я, ну не могу я запомнить какой‑то ерунды. Пойдём лучше в бильярд сходим, поиграем! Зачем из‑за какого‑то масла дуться друг на друга? Тем более я тебя очень люблю, и ты такая замечательная хозяйка, слышишь? Марина, ну выходи! Давай обнимемся и всё забудем!
Мари не выходила, а за дверью Игорь услышал, как она плачет.
– Милая, не надо плакать, – успокаивал её он. – Я, правда, очень сожалею. Я не знаю, что не так. Просто не понимаю, почему так веду себя. Ты просто чудо! Выходи, я ставлю масло в шкаф. Оно на месте.
Девушка открыла дверь и вышла. Она смотрела на него заплаканными глазами, казалась очень беззащитной и напуганной. Игорь опустил глаза в пол.
– Давай с этого момента ты будешь хозяйкой на кухне. Я буду молчать, потому что не хочу тебя расстраивать.
– Поклянись, что не будешь больше на меня кричать, – серьёзно ответила она.
– Я не буду. Обещаю!
– Игорь, мы вместе всего лишь чуть больше месяца. Я так не доверяла людям уже года четыре. И вдруг ты начинаешь кричать на меня. Может, я полная дура, но я очень хочу тебе верить, потому что я тебя люблю. Пожалуйста, не делай мне больно.
Игорь держал Мари в объятиях и думал: «Что‑то мне не нравится, к чему это всё ведёт».
– Нам надо расслабиться, отдохнуть, давай сходим в бильярд и просто хорошо проведём время. Тебе понравится, обещаю!
– Я не пойду.
– Ты точно не хочешь составить мне компанию?
– Нет, и знаешь, я не обижусь, если ты пойдёшь один.
– Точно? Тогда я немного погоняю шары и вернусь.
– Иди.
И Игорь ушел.

Мари мыла посуду и думала о взаимоотношениях с Игорем. У неё было странное предчувствие. Она уже чувствовала себя похожим образом, когда забеременела от одного наркомана. «Но ведь тогда меня ещё и тошнило», – подумала она, как вдруг к горлу подступила тошнота. Девушку вырвало прямо в раковину с чистой посудой. «Блин, ну это несерьезно совсем», – возмутилась она. Перемыв посуду заново, Мари закрыла кран и пошла в спальню, чтобы взять из сумочки тест на беременность.
«Я была права, – убедилась Мари. – Во мне живёт частичка Игоря. Как же ему об этом сказать, когда он и в любовь‑то не верит? Знаешь, – обратилась она к живущему в ней, – а мне пофигу, что скажет твой папа. На этот раз я тебя оставлю. Я люблю твоего папу, и нам нужно узнать: а любит ли он нас?»

В баре Игорь гонял шары и пил пиво, которое было холодным и пенистым, именно то, что нужно. Противник играл плохо и еле стоял на ногах, так что Игорю не приходилось прикладывать серьёзных усилий для победы. Игра не доставляла ему удовольствия, и он сожалел, что рядом нет Бена.
У барной стойки сидела девушка и наблюдала за его игрой. Так продолжалось какое‑то время, и наконец она решила действовать. Подошла к Игорю и поздоровалась.
– Привет, – ответил ей Игорь.
– Слушай, а тебе не кажется, что этот мужчина уже слишком пьян, чтобы закончить партию?
– Я не… я не… Я ща. Я ща… – бубнил мужик, обнимая кий.
– Не, мне кажется, он меня сделает.
– Я веююю… – пробубнил мужчина и вырубился.
– А, нет, ты права. По ходу, он уже не сыграет. Боря! – обратился он к вышибале. – Ты случайно не знаешь номер кого‑нибудь, кто мог бы его забрать отсюда, а то погода, сам понимаешь, да и мосты скоро разведут.
– Вот хороший мужик, правда? – обратился Игорь к девушке. Любого на куски может порвать, а сердце доброе, как у ребёнка.
– Да, я заметила. Я хочу с тобой сыграть!
– Со мной? – ухмыльнулся Игорь. – Ну… Я поддамся!
– Как хочешь, – ответила девушка и взяла кий.
Во время игры Игорь не поддавался и старался её победить, но шары почему‑то не докатывались до лунки. Проиграв, Игорь надулся.
– Наша жизнь состоит из побед и поражений. Сегодня я был поражен, но не сломлен, – ответил он гордо.
– Да ладно, я КМС по снукеру. Так что не оправдывайся.
– А я и не знал…
– Я думаю, ты ещё очень многое обо мне не знаешь. Хочешь ещё пива?
При слове «пиво» он вначале хотел ответить «давай», но потом подумал о Мари и отказался от этой затеи.
– Нет, спасибо. Я домой.
После этих слов девушка вплотную подошла к нему.
– А может, не будешь торопиться? – спросила она, удерживая его за талию.
Взгляд Игоря притягивало глубокое декольте девушки, от которого трудно было оторвать взгляд. Девушка прижалась к нему, призывно посмотрела в глаза и потянулась к его губам. Он рефлекторно наклонился к ней, как вдруг почувствовал, что так нельзя, и отстранился.
– Послушай… Недавно в моей жизни появился дорогой мне человек. Я не хочу делать ей больно. Я, конечно, ценю твоё внимание, но ты мне безразлична, а я не имею дел с безразличными для меня людьми.
– Взаимно, – усмехнулась она, резко ударила его между ног и направилась к выходу.
«Ну что? – подумал Игорь. – Получил, что хотел? Эх, лишь бы до дому не отвалились».

За всем эти наблюдала Мари. Она вошла в бар тот момент, когда девушка обнимала Игоря. В прежние времена завязалась бы драка, но сейчас был не тот случай – сердце рвалось на куски. Оставшись незамеченной, она молча вышла из бара.

Придя к Игорю, Мари забрала всё необходимое и уехала домой, к родителям.
Они жили в хрущёвской пятиэтажке без лифта. Вытирая слёзы и стараясь скрыть своё горе, она поднялась на последний этаж. Остановившись у двери и достав зеркальце, она взглянула на себя: глаза красные от слез, тушь размазалась, лицо слегка опухло. Быстро приведя себя в порядок, Мари нажала на кнопку звонка. Дверь открыла мама. Едва взглянув на дочь, она поняла, что что‑то случилось.
– Мам!
– Что? Тебе какого чая налить? У меня есть каркаде – твой любимый. Будешь?
– Буду, – Мари посмотрела на мать, которая суетилась и доставала всё необходимое. Дождавшись, когда мама поставит все чашки на стол, она сказала:
– Мама, я беременна. Я хочу оставить ребёнка, и я всё уже решила.
– Доченька! Что ты такое говоришь? Что на тебя нашло? Я уверена, тетя Зоя не откажет и поможет всё сделать, как и в прошлый раз. Я с ней поговорю, она меня послушает.
– Мама! Это окончательное решение, и я больше не буду обсуждать это! Если вы откажетесь мне помочь, я справлюсь без вас. Но аборта не будет.
– А кто отец? Он будет тебе помогать?
– Не знаю, мама, не знаю, – в слезах произнесла Мари.
– Батюшки, – воскликнула мать, прижав к груди свою девочку. – Да что же делается‑то, а?
– Он ничего не знает, мама! Я ему не сказала, и лучше, чтобы он не знал!
– Кто это? Опять один из этих?
Марина зарыдала ещё сильнее. Мать успокаивала ее, держа в объятьях, словно маленькую девочку, поглаживая и укачивая. Она слушала все злоключения дочки, а про себя повторяла: «Хорошо, что отец не слышит».
В это время отец Марины мнил себя героем, добивая очередную партию монстров при поддержке мага‑эльфа Зориуса, который стал ему другом в огромном и опасном мире «World of Warcraf». Когда‑то он был большим человеком и руководил отделом безопасности в ФСБ. Он имел доступ к государственной тайне, нести которую оказался не в силах, и стал подполковником в отставке. Он потерял будущее и навсегда решил для себя, что виртуальный мир при всей своей жестокости не сравнится с трагедией сурового настоящего.

*Письмо уже лежало в ящике.

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию