Междусловие

Междусловие

Официант мигом подошёл к столику.
– Два бокала вина хорошей выдержки, – сказал Александр и обратился к Аркадию: – Вы ведь не откажетесь?
– Ты прав, за это стоит выпить.
Официант принёс бутылку вина и два бокала.
Пока они опустошали бутылку, их разговор перетёк из дружеской беседы в оживлённый спор. Александр говорил о своих взглядах на отношения с начальством, а Аркадий слушал и нервно теребил бокал.
– И чем это Он вам так не угодил?
– Да Он же в меня камень бросил! – спокойно ответил Александр и закурил дорогую сигарету.
– Да ведь камней сейчас больше стало, что же, вы из них дом собираетесь строить?
Александр выпустил изо рта струю белого тягучего дыма и надменно посмотрел на Аркадия.
– Неужто я так глуп, чтобы дом на дне озера строить! – ответил он, почёсывая лоб. – Никакой это не дом! А гроб натуральный.
Аркадий почесал подбородок.
– Стало быть, тонешь ты.
– Тону брат, тону, – подтвердил он. – Да не один! Помнишь тот вопрос, что стоики христианам задали?
– «Может ли Бог создать камень, который не в силах поднять, а потом поднять его?»
– Да‑да, этот! – подтвердил Александр. – Так может или нет?
Аркадий тяжко вздохнул.
– Да не всегда. Камни‑то волей обладают.
– Стало быть, Бог не всемогущий!
– Был бы не всемогущий, не сделал бы.
Александр посмотрел на окружающих его людей.
– Неужели они не понимают, что они и есть эти камни, – с грустью сказал Александр.
– Не‑е‑ет, не все. Вот тот, кто виски в углу пьёт и колечко обручальное по столу катает, может, ещё и поймет, – сказал Аркадий, указывая на небритого мужчину, сидевшего в углу заведения.
– И всё‑то вы знаете Аркадий!
– Да я‑то ничего не знаю, я только догадываюсь, – закончил он, сделав глоток вина.
– Я думаю, он слегка загрустил. Ты не против, если я с ним поговорю?
Аркадий сделал глоток вина, посмотрел в окно, потом на бутылку и одобрительно кивнул.

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию