Послесловие

Послесловие

…Вечер. Аркадий и Александр допивали остатки вина и продолжали беседовать.
– Аркадий, – обратился Александр к атлету, – а вот как ты думаешь, что ответить человеку на вопрос: «Кто ты?»
– Трудный вопрос, – задумался Аркадий, – Сказать «человек», так скажут – это твой подвид. Сказать «плотник», так это его профессия. Сказать «Настя», так это имя. Душа в теле! Так ещё больше запутают. Что есть свет и материальна ли душа? Одни скажут: нематериальна, другие, опираясь на свойства тока, ответят обратное.
– Ну конечно, кто же скажет напрямую, что он гордец и безумец! Ведь никто не подтвердит.
– Да ведь и вправду… Безумец и гордец! Ну зачем ему машина, телефон, дом, семья, дети, когда он, и вся семья его, и всё дело его мёртво! И станет ли человек просить машину, дом, денег, еду, когда лежит при смерти и в горячке? Ведь не попросит ничего для себя, если только прощения, а раз его просит, то оно и есть главное, зачем он жил…
– Стало быть, по‑твоему, человек живёт для того, чтобы раскаяться?
– Да, так оно и есть. Но пока человек жив, жив и грех в нём, он его любит и не отдаст его за бесценок…
– И куда тогда смотрит Бог?
– Как куда? К нему этот вопрос неприменим!
– Неприменим, говоришь? Да Бог твой такой же безумец и гордец, как и все люди, что он создал по своему образу и подобию. А путём творения он избегает одиночества, и ты ещё ему служишь! Подумай хорошенько, стоит ли продолжать!
Аркадий резко встал. Его глаза были наполнены гневом, но он утих, как только вспомнил о своей миссии.
– Это же ты образ мира! Ты одинокий безумец и гордец, на тебя они походить пытаются, и ты свою вину ещё пытаешься переложить на Бога, – Александр уставился в бокал и не реагировал, – того, кто совершенен и триедин. А поскольку триедин, то не знает одиночества и наполняет мир любовью.
Александр лишь ухмыльнулся, смотря на реку.
– Я пойду, Александр. Он сказал…
– Я и так знаю, что он сказал, – ответил он, по‑прежнему пренебрежительно не смотря в глаза Аркадию.
– Я попрошу Его за тебя, – по‑товарищески обратился Аркадий к Александру.
– Да иди уже! – пренебрежительно ответил Александр.
Атлет удалился, дверь за ним захлопнулась.
– Официант! – крикнул хромой.
Официант подошел к столику:
– Чего желаете?
– Вина налей, я, пожалуй, задержусь здесь ненадолго! – ответил хромой, глубоко вздохнул и задумчиво посмотрел в окно…

©Семён Шакшин

купить печатную версию

Хочу бумажную версию